assomewhere-original

ЭКСПЕСС-КУРС: Венецианский кинофестиваль

Венецианский кинофестиваль плавно подходит к своему завершению, а вы так и не поняли, что же это такое за фрукт? Не беда! Специально для вас Moovler.com подготовил экспресс-подборку победителей Венеции за последние 10 лет. Потому что быть прошаренным в умном кино – это круто.

2002 – Сестры Магдалины


Британско-ирландская картина одного из главных европейских реалистов Питера Муллана рассказывает о жестоких издевательствах, которым подвергались в монастырях Святой Магдалины молодые женщины, направленные туда «на исправление». В 60-х (именно в это время разворачиваются события картины) церковь абсолютно доминировала в общественной жизни, наделяя себя отнюдь не христианским полномочиями: эту обрекут на рабский труд за внебрачного ребенка, эту — за то, что она слишком красива, а последняя и вовсе окажется виновата в собственном изнасиловании.

Физические и психологические пытки, сексуальные домогательства и бытовой садизм, так живо изображенные Мулланом с помощью обычной ручной камеры (его реализм здесь воплотился не только в содержании, но и в форме), убедило прогрессивных критиков отдать победу «Сестрам Магдалины». Даже Ватикан и его церковная пресса поворчали лишь ради приличия, ибо какой смысл противиться задокументированным фактам.

2003 – Возвращение

1264164427_dcmagnets.ru_snapshot20100122163335
Чересчур перехваленный в Европе и чрезвычайно недооцененный на родине, дебютный фильм Андрея Звягинцева так или иначе можно назвать одним из лучших фильмов современного русского кино. Западные критики предсказывали нового Тарковского (с некоторыми оговорками, «Возвращение» и правда можно назвать немного похожим на первый фильм Тарковского «Иваново детство»), а в России — «новую русскую волну». Спустя 10 лет стало ясно, что ни то, ни другое не оправдалось, однако «Возвращение» от этого только выигрывает.

Мрачная, но трогательная история рассказывает о – неожиданно – возвращении в семью отца двух сыновей, Андрея и Ивана, которые до этого и не подозревали о существовании оного. Особо не церемонясь, новый- старый член семьи, которому, к слову, не чужды тоталитарные наклонности, берет сыновей на рыбалку, в результате которой герои оказываются на холодном и безлюдном острове. Начиная разгон как экзистенциальная притча, «Возвращение» неожиданно выруливает на тонкий психологический триллер и сложную драму, к которой очень хочется добавить приставку «душевно».

2004 – Вера Дрейк

img19703_3
В 2004 всем фильмам конкурсной программы критики предпочли картину о женщине-одуванчике, которую бессердечный закон делает врагом номер один. Вера Дрейк – милая, простосердечная и искренняя пожилая дама, всегда и во всем готовая помочь окружающим. Она единственная опора не только для собственной больной матери, но и для обитателей домов, в которых убирается. Однако это не единственная помощь, которую она, по доброте душевной, оказывает тем, кто оказался не в силах позаботиться о себе сам. Временами Вера посещает женщин, чтобы избавить их от нежелательной беременности. До того момента, пока одна из девушек не попадает в больницу с осложнениями.

Оказывается, режиссер Майк Ли – садист похлеще Триера. Тщательно проработанные детали сюжета он выстраивает с идеальной точностью, словно картину из фишки домино. Но лишь для того, чтобы, опрокинув одну, запустить целый механизм падения. Именно с такой интенсивностью начинает обрушиваться жизнь несчастной Веры Дрейк, к слову, великолепно сыгранной английской актрисой Имелдой Стонтон (в итоге ей достался Кубок Вольпи за лучшую женскую роль). Страдания, которые приходится вынести ее героине, уже когда-то испытывала эмигрантка Сельма из триеровской «Танцующей в темноте». Так же, как и она, Вера сталкивается сначала с жалостью, после – с безразличием, а в конце – с откровенной жестокостью. Однако ей, как плоду фантазии Майка Ли в итоге повезло чуть больше, чем героине сумасшедшего датчанина.

2005 – Горбатая гора

11
Про триумфальную картину популярного в Голливуде азиатского режиссера Энга Ли, кажется, сказали уже все и так, что добавить практический нечего. Пронзительный, но, в то же время, довольно «мейнстримовый», фильм об однополой любви с Хитом Леджером и Джейком Джилленхолом можно по-праву называть довольно смелым. Кажется, именно после него, тема гомосексуализма окончательно перестала смущать общественность, вызвав тем самым волну ликования среди представителей «прогрессивного класса».

При этом Энг Ли здесь не только (и не столько) «хирург человеческой души», сколько художник, что проявляется, прежде всего, в его манере живописать. Затасканные и замыленые в вестернах пейзажи ему удается не столько освежить, сколько написать заново. Получается, как по Лермонтову – природа играет отдельную и при этом далеко не самую второстепенную роль.

http://www.youtube.com/watch?v=1QdJt9E-f2A

2006 – Натюрморт


По-восточному медитативная (даже слишком) картина китайского режиссера Цзя Чжанке представляет собой то, что могло бы получиться, если бы Балабанов снял кино на пару с Антониони, при этом оба они были азиатских кровей.

Фильм рассказывает о двух людях – мужчине и женщине, которые ищут своих супругов. В кадрах «Натюрморта», заполненных живописной китайской природой, периодически что-то оживает и начинает шевелиться, но, кажется, лишь для того, чтобы снова замереть. Герои то и дело прерываются на полуслове, а диалоги, кажется, готовы длиться часами. В непроходимости дебрей этой артхаусной составляющей, однако, копошится наивный и ироничный юмор и тонкое чувство печали. Тем же, для кого это является довольно слабым утешением, «Натюрморт» не стоит смотреть вовсе, иначе довольно скоро рука потянется к перемотке.

http://www.youtube.com/watch?v=TOICao6hQzA

2007 – Вожделение

lust-caution-se-jie-lust-caution-16-01-2008-24-09-2007-10-g
Вторая победа Энга Ли в главном конкурсе не заставила себя долго ждать. Но в 2007 все было очевидно – победителем могло стать только «Вожделение». Самая масштабная картина-призер за последние 10, а то и 15 лет, рассказывает о психологических, любовных и эротических играх двух людей по разные стороны политических баррикад.

Вторая мировая война, японская армия занимает Шанхай. Он – влиятельный политический деятель, поддерживающий политику японского вторжения, она – активистка армии освобождения, втершаяся в доверие его жены. Довольно банальный сюжет, на деле оборачивается одной из самых ярких фильмов об игре в «кошки-мышки», наполненной страстью, интригами, тонким психологизмом и удивительной актерской игрой. Последнее, безусловно, заслуга потрясающего Тони Люна, любимого актера постоянного каннского призера Вонга Кар-Вая («Любовное настроение», «Чунгкинский экспресс»).

2008 – Рестлер

1520405__skrinshot_3
Самый реалистичный фильм Даррена Аронофски рассказывает о бывшей звезде реслинга, ныне всеми забытом неудачнике Рэнди «Баране» Робинсоне, который «заработал» сердечный приступ на одном из матчей еще в 80-х, после которого, на радость соперникам, ему пришлось завязать с карьерой.

Вышло так, что в этом фильме Микки Рурк фактически сыграл самого себя. И правда, лучшей кандидатуры на роль найти было нельзя: как известно, секс-символ 80-х, Рурк, увлекшись боями, быстро потерял свою красоту, а с ней – эффектные роли и любовь переменчивых поклонниц. Роль рестлера-неудачника стала для Рурка знаменательным возвращением в большое кино, в результате которого он получил свой первый «Золотой глобус» и единственную на данный момент номинацию на «Оскар».

2009 – Ливан

lebanon
Действие этой интернациональной франко-израильской картины, производство которой также проходило в Ливане и Германии, на протяжении всех полутора часов происходит исключительно в танке. В нем сидят четверо молодых солдат, которым было приказано провести зачистку разрушенного авиаударом вражеского города. Единственное «окно» в мир – прицел, через который они могут увидеть ужасы, творящиеся вокруг.

Благодаря удивительной операторской работе, у зрителя не возникает (и в принципе не может возникнуть) чувства клаустрофобии. Во-первых, этому способствует живая игра молодых израильских актеров (особенно примечателен персонаж командира – самодура), во-вторых, примечательные технические ходы, типа использования вышеупомянутого прицела с резкими приближениями и удалениями кадра.

2010 – Где-то

assomewhere-original
Одна из самых спорных картин-победителей последнего десятилетия. Медитативная и неспешная картина в общем-то давно уже не дебютантки Софии Копполы почему-то оказалась в фаворе у венецианского жюри того года. Большинство критиков, отметивших, что камера Копполы-младшей за последние годы поблекла, а сама она не может сказать ничего нового, уповали на Квентина Тарантино, возглавляющего жюри. Мол, услужил своей давней приятельнице Софии.

Что на счет самого фильма, то «Где-то» рассказывает о бывшей голливудской звезде Донни Марко, закрывшемся в номере отеля «Шато Мармон» со стриптизершами, собутыльниками и кокаином. Как и во всех историях подобного рода, так Марко пытается скрыть свое одиночество. На его счастье однажды в отеле появляется его 11-летняя дочь.

2011 – Фауст


Как и в случае с «Где-то», последняя картина титана отечественного авторского кино Александра Сокурова вызвала много споров. Однако спорили на сей раз не о том, хорошим вышел фильм или нет, а о том, насколько Сокуров в этой картине превзошел самого себя. Каждый уважающий себя кинокритик считал своим долгом пофилософствовать на тему того, какой культурный след сокуровское «прочтение между строк» оставит в киноискусстве, философии и даже живописи («Фауста» на полном серьезе сравнивали с монохромными полотнами Рембранта и Альтдорфера).

А еще – о том, что для Сокурова фаллос не менее важен, чем Фауст – собственно, картина открывается кадром посиневшего полового органа мертвеца. И не то, чтобы выложить такое в первой же сцене было методом новаторским, это скорее реверанс в сторону современного русского кино.

http://www.youtube.com/watch?v=220ih1TMhv4

2012 – Пьета

Pieta_01
Азиатский Тарантино, прославившийся тем, что принято называть «эстетизмом насилия», в 2012 году Ким Ки Дук увез с Венецианского кинофестиваля сразу 5 статуэток. После затяжного творческого кризиса, а затем — автобиографического «Арирана», где не то, чтобы очень трезвый режиссер поет на камеру народные корейские песни, кажется, наконец то вернулся.

«Пьета» — все тот же цветной фарш из кича, насилия и грубой реальности, приправленный библейскими мотивами и головокружительными сюжетными кульбитами. Это история о молодом человеке, зарабатывающем выбиванием (в прямом смысле) долгов из несчастных заемщиков. Придя домой после очередного сеанса костевыламывания, главный герой обнаруживает под дверью женщину, утверждающую, что она его мать. Недоверчивый герой сначала гонит «сумасшедшую» вон, затем требует от нее доказательств (здесь, как обычно, не обошлось без инцеста и самокалечения), после чего даже проникается к женщине и становится сентиментальным. Ну а дальше режиссер усердно бьет зрителя по лбу, ожидая восторженных «Еще!». И ведь получает.

Автор: Шариф Нармина